А еще в январе я повстречался с (читаем на визитке)

Craig Souza
Federal Aviation Administration
Aviation Safety Inspector
BOS FSDO EA61
1200 District Avenue
The District, Burlington, MA 01803
781-238-7530
craig.souza@faa.gov

и его подчиненным (вроде бы, замом, но я не уверен, что точно понял статус того, кто это был такой).

Они пришли и чуть ли не с белым платочком в нашем ангаре в микроскоп рассматривали все, что у нас там делается. Их не интересовал наш самолет. Их интересовало, кто мы такие и с какого бугра мы за все за это взялись. Они пристально смотрели на нас, на наши средства защиты (перчатки, галоши, маты под ногами, на защитные очки, которые мы положили возле сверлилки), на наше освещение. Увидели, что пар идет из наших выхлопных говорильных «машин», и  спросили, почему так холодно у нас. Мы им заявили, что так лучше работать с композитными материалами. То есть мы ответили НА ВСЕ ВОПРОСЫ.

И когда они увидели, что ВСЕ У НАС «чики-пуки», то сказали: «К вам вопросов нет. Вы все делаете вот здесь, и мы все это видим». «Вам  – сказали они – никакой предварительной подготовки в плане 49/51 правил не надо. Мы видим, что все сделано вами в местных условиях».

Я спросил: «А если мы будем то же самое делать за пределами этого ангара?». Нам ответили, что точно такой же инспектор там должен будет посмотреть, где мы собираемся делать все это в дальнейшем. Вот так – получение R&D-сертификата летной годности нам не надо. Слишком много геморроя и никаких бенефитов. А вот AEB-сертификат поначалу будет нам самое то.

Для понимания, что визит «государственных органов» не прошел даром, я покажу быстренько всего две фотки про то, как мы подготовились к приезду «ревизора». Вот так красиво-аккуратненько-чистенько у нас все было. Я обязательно наснимаю все, что мы демонстрировали, и с удовольствием поделюсь с желающими краской, которой мы раскрашивали каждую пылинку на столе, чтобы она заблестела, как зеленая трава на плацу 🙂

После визита «ревизоров», как я уже сказал, «таможня дала добро». Нам вручили визитную карточку, пожали наши честные трудолюбивые руки, пожелали успехов и сказали, что, если что, нам всегда помогут всем, чем надо. То есть от нас не отвернулись и не забыли сразу по окончании визита.

Один из двух инспекторов пояснял своему боссу (Крейгу), что «вот эта ступенька в два дюйма (и он показал на порожек редана) – очень важная деталь днища». Между прочим, причиной нескольких глупейших аварий самодельщиков в нашей округе, которые расследовал этот инспектор, было то, что дно не было оборудовано таким переходом, и лодка просто не могла оторваться от воды и разбивалась о берег. Такое замечательное наблюдение сразу подняло наши показатели, и мы в их глазах стали людьми, которые знают, что делают.

Ну и, конечно, дополнительный плюс для проверяющих – чертежи с пометками у нас на стенках, фотографии, линейки, карандаши, компьютеры тут и там, камеры, лазерные уровни, дальномеры – прям все как в «настоящем ангаре для производства амфибий».


Для тех, кто сомневается в том, что я знаю и умею делать то, о чем пишу, не поленюсь показать вот такое видео о моем будущем проекте. На страничках моего канала абсолютно бесплатно предоставлена возможность любому посмотреть, как я и моя команда все это делаем. Мы все, так или иначе, экспериментируем в своей технике укладки композитных «бутербродов2. И вот как раз на этом видео очень хорошо и подробно показан процесс укладки сэндвича из карбона в достаточно сложную матрицу.

Мы будем использовать очень похожую систему у себя на проекте Aquarius, и слои будут набираться по подобной же схеме: матрица, в которую укладывается первый слой углеткани, промазывается эпоксидкой, поверх заполняется пенопластом, покрывается жертвенной тканью для подготовки следующих слоев поверх первых, ламинируется под вакуумом, высыхает. Потом на следующий день уже высохший первый слой с подчищенной от остатков жертвенной ткани поверхностью покрывается эпоксидкой, еще одним слоем углеткани, если надо будет добавлять еще пару слоев позже, тогда укладывается жертвенная ткань; если не нужен такой слой, а нужен глянец, то все покрывается сеточкой для выдыхания вакуума изнутри, покрывается пленкой – мешком для вакуумной герметики, заклеиваются все края этого мешка до полной изоляции специальной двусторонней липкой лентой и воздух откачивается из мешка через клапан. Через 12 часов высохшая при комнатной температуре деталь становится именно тем, что будет установлено в конструкцию. В данном случае – обшивки предкрылков.