Завершение перевода статьи «Is The Icon A5 Aviation’s iPad?».

Сравнение с iPad‘ом напрашивается, когда вы исследуете рыночные ожидания в жестком свете нескольких чисел. Кирк Хоукинс из iCon’а заявил, что его компания намерена «демократизировать» авиацию и, хотя я не уверен (АВ: не я, Андрей Веггер, а автор статьи), что могу объяснить, что это значит, но думаю, что это значит, как он сказал другими словами, что самолетик и компания со своими мощными продажами «перезагрузит АОН», стимулируя новые продажи (АВ: разработки, идеи и так далее), одновременно расширяя всю индустрию в целом.

Вполне возможно проэкзаменовать такое утверждение, если вы сделаете резонные допущения на основе того, что мы думаем и знаем о производстве самолетов в целом. iCon утверждает, что у них есть 1850 заказов на A5 и, тем не менее, заявляет о неготовности к масштабному серийному производству. Как я уже упоминал (АВ: опять не я, а автор) на прошлой неделе в своем блоге, Cirrus был в аналогичной ситуации где-то году в 1999-м, т.е. 17 лет назад. Компании потребовалось долгих 4 года, чтобы достичь производства 400 самолетов в год (АВ: 1 самолет за 5 рабочих часов завода). Cirrus достиг своего апогея в 2006 году, выпустив 721 самолет (АВ: или один самолет за 2,8 рабочих часа завода). iCon A5 – самолет более прстой и, допустим, они выйдут на уровень 400 единиц в год не за 4, а за 3 года. К тому времени (2020-2021 гг.) будет произведено 700 новых машин. Они достигнут, скажем так, критической массы и удовлетворят голод мировых мажоров в легких спортивных амфибиях уже к 2025 году, создав 2500 машин этого класса.

Будет ли это квалифицировано как «перезагрузка» всего рынка самолетиков общего назначения? Достигнут ли они передового уровня? Это зависит от того, как вы определяете эти термины, но судя по событиям в истории iPad, я так не сказал бы. В течение трех лет с момента продажи первого планшета только за один квартал Apple продал 22 миллиона устройств и завоевал себе 60% рынка, который сам же себе и создал. Если iCon поставит 300-400 самолетиков в год на рынок, суммарная величина которого 1000 поршневых авиамашин в год, это расширение рынка всего на 40%, даже невзирая на то, что это будут новые клиенты, а не потенциально существующие, которые все равно будут покупать свои Cessna’ы, Piper’ы, Cirrus’ы… Я бы назвал это впечатляющим ростом. Даже если будет продана только треть от озвученной суммы, я бы не стеснялся назвать это перезагрузкой, но в любом случае это рост, а никак не полная мучительная смерть всей индустрии в стабильном снижении своих продаж от квартала к кварталу. Никогда не говори никогда.

[АВ: хочу особенно отметить очень хороший и богатый литературный язык автора – даже я, неплохо владея языком, узнал из этих строк очень много новых слов :).]

Конечно же, они должны пройти через шероховатости, которые были признаны ими на прошлой неделе (АВ: 25 мая 2016). Они должны найти удобоваримое, эффективно специфичное, последовательное производство и убедить как покупателей / вкладчиков, так и инвесторов оставаться верными курсу, в то время как они «идут в штормах». Это не означает подвига, и, как я ранее и говорил (АВ: не я, понятно, а автор), оно поставило вкладчиков в уникальное положение совместного риска только за право обладания крутым самолетиком. Назовите меня сумасшедшим, но я никогда не видел в этом смысла.

Что касается устойчивости рынка, я сомневаюсь, что кто-нибудь действительно осознает все это. Сам А5 остается игрушкой для развлечения ценой в $250 000 и, хотя большие деньги в этой стране все еще есть, как и во всем мире, цена все еще на $70 000 выше средней цены на дом в США.

Что сделало iPad такой машиной для прибыли – это то, что это устройство прорвало производительность конкурентов в чудной гламурной упаковке, и компания Apple смогла содрать такие бешеные деньги благодаря достаточному количеству покупателей, поверивших в то, что планшет действительно стоит того, сколько о нем говорят, за исключением пользователей Android.

Будет ли A5 будет восприниматься так же? Так как я не летал, я не могу комментировать, но я сразу позвонил другу-журналисту, которому я доверяю и который летал на A5, и прямо спросил его, действительно ли он так хорош? Он заверил меня, что это было, и последовавший за этим пятиминутный монолог закончился такими превосходными степенями, что мне оставалось только сдаться. Тогда я спросил, думает ли он, что А5 настолько лучше, чем конкурирующие самолеты,  чтобы устроить перезагрузку рынка, описанную выше. Другими словами, даже если это хорошо, это потенциально взорвет рынок? После того, как накал первоначального продвижения спадет, почувствуют ли покупатели в A5 что-то, чего они никогда раньше не видели, и будут ли хотеть это? У него не было никакого мнения, как и у меня, осведомленного о многих неудачных проектах самолетов.

Можно ли приветствовать такой проект с успешным результатом, сохраняя при этом свежий взгляд и эмоциональную нейтральность? Думаю, что да. Это в интересах всех нас и iCon’a, в первую очередь, – получить 2500 новеньких самолетов, о которых мы и не мечтали. Вы не можете не восхищаться нахальством этого предприятия. Все, что мы можем сделать, это ждать и наблюдать, чтобы увидеть, если это произойдет.