Нам доставили пенопласт. Интересная система… Ожидалось, что все будет легеньким-прелегеньким, но не тут-то было…

Разгружались силами четырех рук – две руки у водителя, и две руки у Игоря. Конечно, не слабые ручки и очумелые отчасти. Но все, вроде бы, получилось.


Пока ехал в автобусе, в страшнейшем утреннем трафике через наш бостонский аэропорт им. Логана (который генерал-майор Эдвард Лоуренс Логан (Edward Lawrence Logan) – герой Первой Мировой), пришла на память старинная народная украинская пiсня –

Михайло Петренко

* * *

Дивлюсь я на небо та й думку гадаю:

Чому я не сокіл, чому не літаю,

Чому мені, Боже, ти крилець не дав?

Я б землю покинув і в небо злітав.

Кстати, для тех из нас, кто до сих пор считает эту песню написанной Тарасом Григоровичем, даю ссылку на вики.

Друга редакція вірша практично не відрізнялася від першої.

1876-го року думу було надруковано у львівській «Правді»[7] в рубриці «З недрукованих ще поезій Тараса Шевченка». Згаданий текст було знайдено в альбомі Тараса Шевченка, куди Кобзар інколи записував вірші, що йому сподобались. Це і спричинило літературну помилку, яку невдовзі, на сторінках львівського журналу «Зоря» 1887-го року, виправив Олександр Кониський. Але дехто і сьогодні помилково вважає Тараса Шевченка автором цього вірша.

Михайло Петренко написал песню о мечте полета на соколиных крыльях… Еще в 1841 году – это была мечта! Еще и какая!

Такъ дайте же крилля, орлячого крилля!

Я землю покину — и на новосjлля

Орломъ бистрокрилимъ у небо польну

И въ хмарахъ вjдъ свjту на-вjкъ утону.

Романтичная была пора, технически тогда еще не совершенная, но уже вполне обозримая сегодня.


Ну, пожалуй, хватит лирики на сегодня 🙂 Немного расскажу и покажу мои последние фотки из нескольких мест, с вашего позволения.

У меня, как многие могут и не знать, есть несколько интересов. Я их перечислю по порядку.

Прежде всего меня интересуют kit-самолеты. Из kit-cамолетов меня более всего интересуют композитные, сделанные из углепластиковых полимеров. Из этих углепластиковых полимерных самолетов меня интересуют очень быстрые и очень медленные самолеты. К очень быстрым относятся канарды (это по времени их появления: VaryEze, Long-EZ, Cozy, Berkut, Velocity и, как последнее детище, которое строится, канард Raptor, ну еще и мой собственный дизайн Sportster CFX). Это быстрые и необычные по конструкции самолеты.

В качестве пути к освоению этих скоростей, строительства и творчества в области композитных углеволоконных kit’ов я решил заняться строительством углеволоконных амфибий. И статьи, посвященные именно этим kit’ам вы можете найти в этом блоге – это норвежский самолет Equator и наша летающая амфибия Aquarius.

Сейчас я покажу несколько фоток, посвященных канардам. Вернее, самому известному из них — VaryEze. На нем летает Израэль (Иззи) Бриггс, и он – мне несказанно повезло – пообещал меня научить на нем летать. Я знаю, что это непросто, и немного напуган. «Волнуюсь я», – как сказал бы один из героев сериала «Лачуга Должника» робот по имени Сырник. Вот этот самолет –

Вот как выглядит VaryEze в ангаре –

Процесс посадки и запуска этой интереснейшей машинки я специально задокументировал, потому как много существует разнотолков – а как же все это заводится и летает среди тех, кто ни разу этого чуда техники не видел?

Итак, сначала пилот Иззи Бриггс выталкивает свое чудо из гаража. Потом переодевается, чтобы поместиться внутрь. Сама кабинка напоминает корытце для младенца и человеку нашей с Иззей комплекции (свыше 110 кг живого веса) надо очень постараться, чтобы туда залезть.Самолетик имеет задние неубирающиеся и переднее убирающееся шасси. На стоянке при посадке переднее шасси упирается в подпятничек-костылек, и само колесо висит в воздухе. Положение, насколько я понимаю, вполне устойчивое, но мне еще предстоит все это попробовать самому.Запуск двигателя происходит в положении, когда переднее колесо уже на дорожке, но еще не поднято полностью. То есть подпятничек уже не упирается, ремни пристегнуты, рация и все электронные финтифлюшки уже в действии. После команды «От винта!» происходит запуск, и только после этого сам самолетик приводится в полное положение такси по грунту. Тормозная система и управление поворотами дифференциальное. То есть для поворота направо надо нажать на тормоз правого колеса – оно остановится, и самолетик начнет вокруг него вращаться. Для поворота налево нажимается на тормоз левого колеса, оно останавливается, и весь самолетик крутится влево вокруг него. Для полной остановки нажимаются оба тормоза.

Я конечно же ни разу не успел за Иззей – ни катиться, ни лететь, хотя мой мотор чуть ли не вдвое мощнее, чем у VaryEze. Самолетик VaryEze очень юркий, прикольный и, как говорят, бесподобный в управлении. Я не могу дождаться, когда начну тренироваться на нем летать. А мне этого мало! Чего очень хочется, так это того, чтобы окончательно убедиться, надо ли мне, и смогу ли я летать на своей будущей мечте – самолетике под названием Raptor?