Была совершенно непотребная погода, весьма располагающая к производственной деятельности. И мне даже по нашему самолетику есть что показать людям.

По утрам я работаю совершенно один, если нет на повестке дня никакой моей основной работы. То есть беру молоток, гвозди, отвертку, пилу и начинаю строить свой самолетик для всех…

Расскажу немного о нихромовых приключениях. Я недавно уже показывал, какие мы делаем нихромовые резаки. Какие-то из них удобные в одних случаях, другие – в других, но, в общем, любая струна, нагретая до красноты, режет пенопласт.

И вот у нас дело дошло до выкраивания болванки под нашу обшивку крыла. Пошел в магазин и привез две панели 4 х 8 фт толщиной в два дюйма.Для создания панели наборных двухдюймовых пенопластовых профилей мне надо сделать 10 разрезов. Я начал с элеронов – крайние к концу крыла сечения. Сначала разметил, грубо разнес на 10 кусков, а теперь подгоняю под болванку.Спешу заметить, наши многоуважаемые интернето-смотрители, что абсолютно всё, что вы здесь видите, исполнено «безрукими и безголовыми торгашами и чайниками». Иногда для красного словца в рассказе сказок для детей клуба WinnAero (вы помните, наверное, наш репортаж о лагере юных техников) я упоминаю, что меня специально готовили в космос бортинженером ремонтировать поломанные космические корабли, которые будут бороздить просторы Вселенной. Но мы-то знаем, что мне никогда ни в каком страшном сне даже и не мечталось в мои 20-25 лет полететь туда. Я был простой, самый простой электромонтажник 6-го разряда, а по совместительству оператор ЭВМ, слесарь-сварщик 3-го разряда, литейщик-обрубщик 2-го разряд, а еще и киномеханик, осветитель, монтажник АТС… Именно такие специальности, правда, в несколько иной последовательности были у меня зарегистрированы в трудовой книжке к моим 25 годам, когда я получил диплом по специальности Инженер Электронной Техники. То есть я был самый простой разгильдяй с навыками повесы. 🙂


А Домовой наш выставил охрану из осиного гнезда. Во даёт! –


Дело себе продвигается помаленьку, я уже закончил сборку болванки под матрицу секции элерона. Сначала подрезал края с одной стороны, потом сделал стек из всех 10 нервюр, зажал в струбцины между шаблонами и пошел нарезать . Повоняло будь здоров, но получилось.Пришел наш мальчуган – Данила-мастер, и я ему поручил распиливать следующие 10 заготовок. Молодец! Соображает на ура –

Мне надо бы предупредить вас, наши многоуважаемые интернето-смотрители, что мусора у нас много. Каждая новая часть нашего самолетика обрастает горой обрезков, опилок, ляпусов, подтёков и всего прочего. Это ничего страшного. Гораздо хуже было бы, если бы вообще ничего не происходило. Это когда тихо, мирно и бджоли не гудють. А якщо гудють, то тихесенько-тихесенько. Наши же бджоли гудють гарнесенько. Но мусорочка, конечно, собирается. Мы его помаленечку утилизуем и пускаем в оборот, но все равно – дело такое, мусоро-накопительное.

Мы закончили резку трёх основных наборов. На снимке ниже показан результат создания еще одного экспериментального набора болванок. Извините, ЧПУ у нас пока нет, все делаем ручками…Наш проектик потихоньку подошел к концу. Мажем, режем, клеим, шкурим, шпаклюем, зачищаем. Даже вот добрались до кабинки уже. Так что работа кипит как чайничек на плиточке. Жужжим аки пчелки.

Кто-то в одном из фильмов, которые я переводил, сказал, что поверхность крыла чувствуется руками. Это правда – сегодня я почувствовал наше будущее крыло, когда шкурил профили. Интересное ощущение, доброе и нежное.

Еще хочу рассказать о работе с пенопластом. Постараюсь своими словами поделиться этим интересным опытом.

Прежде всего, уважаемые наши интернето-читатели, пожалуйста, имейте в виду, что все, что я рассказываю – это не изобретения или руководство к действию, это просто опыт – сын ошибок трудных.

Итак, чтобы сильно не накосячить с пенопластами, пожалуйста, имейте ввиду такую простую вещь, что пенопласт очень хрупкий и неустойчивый материал. Но у него есть замечательное достоинство – он легко обрабатывается. Вот, как, к примеру, получились поверхности наших болванок –

Все это еще далеко от идеала, и нам предстоит кропотливая работа по приведению поверхностей к удобоваримому состоянию. А вот способы обработки поверхностей следующие. Прежде всего, конечно же, нихром помогает убрать все неровности и излишки. Но есть одна немаловажная проблема в работе с ниткой: легко накосячить и перерезать хорошую поверхность. Желательно тут же заделать поврежденное место, иначе потом придется много работать, чтобы заделать «шрамы».


С лодкой на сегодняшний день очень много мороки. Мы заделали ее «борта» с помощью пеноструя, который не так хорошо режется, как хотелось бы. Теперь настало время шпаклевать, но обратите внимание, как агрессивно сработала БОНДО-шпаклевка на наш борт. Не совсем понятно, как и почему именно в этом месте произошла коррозия, надо будет поиграться с деталями этого момента…
Но загадка, вроде бы, порешилась. Пена, которую мы использовали для заполнения бортов лодки, не полистерин, а полиуретан. Полистерин высокой плотности более-менее выдерживает воздействие агрессивных сред. Полиуретан же сам агрессивен – мы поиграем еще с изучением текущих параметров.

Тем временем наш мальчонка Данила-мастер задал мне сегодня потрясающий вопрос: «А кто еще делает и где что-либо подобное?». Я не нашелся, что ответить. Никто (насколько мне известно) не делает kit-амфибию, кроме Progressive Aerodyne Searey (нет не так: есть еще kit Osprey II – деревянный, и Gweduk – композитная версия GRamman). Никто не делает из карбона амфибию, способную пройти LSA-сертификацию. То есть у нас, вроде бы, и конкуренции-то нет.

Ну да ладно, об этом пока еще рановато думать. Вернемся к конструкциям. Поддержал я-таки борта с помощью эпоксидки, еще буду Бондо наносить. Ну, и кое-что сдвинул с места на полях кабинки. Красивая должна получиться у нас кабинка, надо вам сказать…