Хочу пояснить, что же технически значит этот самый Peel Ply или, как ее по-русски называют – «отдирашка». На самом деле в нашем случае мы делаем сложный Peel Ply. Наша версия состоит из:

  1. полиэтилена и
  2. синтетической ткани.

Полиэтилен мы используем самый простой, не очень придираясь к его качеству и свойствам. Главная задача – обеспечить быстрое и легкое разделение при снятии детали из ламинатора (речь может идти как о вакуумном столе, так и о вакуумном мешке). Мы будем пробовать и другие полимеры, но пока у нас этот слой вполне успешно сделан из «подножного» полиэтилена.
Следующий слой практического Peel Ply-«отдирашки» мы раздобыли как-то на свалке. Это тончайшая и очень крепкая синтетическая ткань, характеристики которой нам не совсем известны, и вывод о ее использовании мы сделали после тщательной проверки на прочность и пригодность. Догадка о том, что эта тончайшая стеклоткань, пропитанная (слегка) парафином и, скорее всего, и есть настоящая Промышленная Отдирашка.

Во-первых, это СТЕКЛОТКАНЬ. Это мы определили простым тестом горения. Нейлоновые и полиэфирные (полиэстерные) полотна горят и плавятся, наша же ткань не горит и не плавится. Значит, это стекловолокно. Дело в том, что если бы эта стеклоткань НЕ БЫЛА БЫ ПРОПИТАНА парафинами, она бы запросто соперничала с углетканью за право войти в структуру композита отдельным слоем. НО… пропитанная парафином стеклоткань становится неустойчивой к влиянию смолы:( Смола как бы просачивается сквозь стеклоткань. Это мы отчетливо видим на наших закладках. Излишки смолы не остаются на этом слое, а спокойненько стекают в сборники-отстойники.

Теперь, как происходит отдирание. Когда у меня деталь вынута из ламинатора (мешка ли, стола ли) я запросто, хотя и с немаленьким усилием, отслаиваю (или точнее отдираю) «отдирашку» вместе с излишком смолы, который попадает на внешний слой этой парафинизированной стеклоткани. Внутренний слой разделен шероховатой поверхностью, он не тянет за собой никакого карбона (который к этому времени уже создал сэндвич и намертво заламинировался в пенопласт сердцевины). Излишки смолы и прочие жировые выделения «выжаты» вакуумом наружу в эту самую «отдирашку» – и это и есть та самая хитрость, которая мне позволяет утверждать, что находка моя на мусорнике была самой ценной находкой в моей практике – у меня образовалось очень много этой замечательной незаменимой ничем стеклоткани.

Еще раз отмечу. «Отдирашка» – это внешний слой композита. В моем случае это та часть, которая непосредственно соприкасается с углепластиковым сэндвичем.

Поверхность при снятии этой «отдирашки» становится очень шероховатой и пригодной для следующего слоя (чего-нибудь).

На приведенной выше схеме «отдирашка» показана розовым цветом. Мой сэндвич – тот, что я показываю, в итоге с двух сторон покрыт «отдирашкой», и это позволяет проклеивать карбон, не раздражая его несущую поверхность шкурением.