Сегодня опять рассказ пера Эдуарда Березового.

Небольшой отчет о том, как мы ездили на экскурсию к леднику

Воспоминания, знаете ли, ранят. А приятные – особенно. Турист – это хрупкое создание, которому для выживания в Арктике требуется пища, кров и телевизор с плоским экраном.

А ещё ему нужны местные красоты, иначе зачем он сюда приехал?

Лёд – он умеет сохранять разные вещи чистыми и прозрачными. Сохранять все, как есть. И в этом главное предназначение льда, его сущность. Особенно в Гренландии, где лёд – это восемьдесят процентов её поверхности.

Именно так мы думали каждый раз, пролетая над «Зеленой землёй» (придумал же кто-то название!) на «Боинге», который летел из России в Америку или обратно. Подлетая к Гренландии, мы садились вдвоем в одно кресло возле окна и всматривались в ледники, пытаясь определить, когда именно мы будем пролетать над Кулусуком или Кангерлуссуаком.

Не верилось, что когда-нибудь и мы окажемся внизу, среди скал и льда, а кто-нибудь пролетающий на высоте 10 километров будет смотреть вниз и удивляться: «Неужели там кто-то есть?».

Увидеть настоящий ледник было нашей сокровенной мечтой, которая на фоне всех остальных забот хоть и не являлась самой важной, но всегда оставалась той самой желанной целью из достижения которой собственно и складывается понятие «Гренландия».

Ведь что такое Гренландия? По большому счету,  это океан, который нужно перелететь, и огромный ледник («Ice Cape» – ледяная шапка), на который нужно посмотреть. Больше, кроме фьордов, заснеженных скал и чаек, там ничего нет. Причём туристы – и богатые путешественники и не очень – платят огромные деньги, только чтобы туда добраться и по этим скалам-фьордам походить.

А мы уже здесь. И сам Бог велел нам эти красоты живьём увидеть.

Наверное, судьба была к нам более чем благосклонна, когда в субботу вечером, прилетев в Кангерлуссук, мы узнали, что в воскресенье аэропорт не работает, и это значит (вот повезло!) – назавтра мы сможем бросить все и поехать на один из «языков» ледника, который начинается всего в нескольких десятках километров от Кангерлуссуака.

Сказано – сделано.

Прямо в аэропорту в «туристическом ларьке» (бывает и такой) купили тур, причём заплатив за него совершенно непонятно какие, но довольно приличные деньги. Почему непонятно? Да потому, что с одной стороны, Гренландия – это Европа. Обыкновенные «родные» электрические розетки, привычные нам краны с горячей и холодной водой. А с другой – никаких евро здесь нет и в помине. В ходу только датские кроны, с неясно каким курсом обмена. Для сравнения – обыкновенная маленькая бутылка кока-колы стоит 15 DKK. Много это или мало, мы так и не поняли.

А ещё мы не очень поняли описание нашего путешествия.

При покупке тура через строчку прочитали, что «поедете на комфортабельном автобусе чуть ли не к самому леднику, немного пройдёте, увидите все красоты, сфотографируетесь, будете счастливы» и так далее. Словом, в одном пакете все, что нужно заезжему туристу для того, чтобы сделать «фото своей мечты» и вспоминать об этом всю оставшуюся жизнь.

Вот и хорошо, вот и здорово! Заплатили деньги и приготовились ехать.

На фразу «нужно будет немного пройти» мы не обратили никакого внимания, прекрасно понимая, что автомобильной дороги на ледник нет и быть не может, кстати, как и на фразу «комфортабельный автобус». Как-то уж не очень вязалась суровая местная действительность с комфортом. Да и автобуса мы тут не видели ни одного.

Но до того ли нам, когда нас ждет наша мечта, а мы так горим желанием ее увидеть?! Одним словом, расслабились и приготовились к лёгкой экскурсии.

А зря!

Стоим на привокзальной площади, ждём. Подъезжает огромный трёхосный грузовик с будкой, по типу обычной «вахтовки». Той, в которых возят геологов в лес или рабочих на стройку. Судя по выглядывающим из окон спинкам кресел, это и есть обещанный «комфортабельный автобус». Из кабины грузовика выходит абориген, опускает металлическую складную лестницу, распахивает дверь в будку и на чистой смеси  английского и чукотского языков говорит: «ВэлкОм!» – садитесь, значит.

Да, похоже, приключения начинаются.

«Вахтовка» – она и есть «вахтовка». Пыльная, не очень чистая, но выбирать не приходится. Садимся и едем на ней сорок километров в горы. Путь проходит вдоль широкой грязной реки, стекающей с ледника. Периодически колеса грузовика почти по ось зарываются в песок. Пылища за машиной неимоверная. Вся окружающая местность (за исключением гор) – это песчаные отложения, миллионы лет выносящиеся с ледника. По этим отложениям пробита, с позволения сказать, «дорога», на которой даже не могут разминуться встречные машины. Теперь понимаешь, почему «комфортабельный автобус» – это грузовик, и почему он на шести колёсах! Обычная легковушка здесь застрянет навсегда.

Местный абориген – экскурсовод (он же и водитель этого грузовика) из своей кабины что-то весело рассказывает по микрофону. Слышно было не очень, да и ладно.

Постепенно ландшафт меняется. Появляются озера с кристально чистой, небесно-голубой водой. Удивило то, что на них кое-где видны небольшие лодки. Возможно, в этих озёрах есть рыба, и в лодках сидят рыбаки. Вот только как рыба попала в озера на высоту в почти три километра? Для нас это было загадкой.

Неожиданно машина останавливается. Водитель вежливо приглашает нас выйти и, указывая на еле заметную тропинку, уходящую в гору, объясняет: «Дальше идти пешком».

Вот тут и вспомнилась фраза из буклета про «нужно будет немного пройти». От того места, где остановилась машина, и до ледника было чуть больше двух километров, на которых нужно было сначала взойти на довольно приличную гору, а затем спускаться вниз.

Это было несложно, но смущало другое – из головы не выходила мысль, а как пойдём назад? Беда в том, что мы, понимая, что идём к леднику, где по идее должно быть холодно и должен дуть пронизывающий ветер, надели на себя поддевку от наших морских гидрокостюмов. Были уверены, что в ней нам холодно точно не будет, но вот о том, что в ней будет нестерпимо жарко,  даже предположить не могли.

А между тем, на улице было достаточно тепло. Предназначенный спасать от переохлаждения в океане пенопрен совсем не пропускал воздух, и наша прогулка превратилась в ад. Пот буквально струился по всему телу. Достаточно сказать, что по возвращению в отель мы почти сутки сушили наши костюмы только для того, чтобы их можно было после этой «прогулки» надеть в полет.

Однако все неудобства ушли на второй план, когда мы подошли к леднику. Невозможно словами описать то, что нужно только видеть. Я и не пытаюсь, смотрите фото.

Конечно, ледник, спускающийся в океан, и ледник, ползущий по земле – это не одно и то же. Но разве он стал от этого менее впечатляющим?

Разглядывая эту огромную массу льда высотой с двадцатиэтажный дом, мне казалось, что внутри себя она хранит в себе какие-то нераскрытые тайны из прошлых времён, которые легко можно узнать, если только найти возможность хоть как-то к ней прикоснуться.

Но, увы. Подойти к леднику было невозможно, и приходилось только с сожалением смотреть на эту огромную ледяную стену, которая день за днём, неуклонно разрушаясь, стекала к фьорду широкой мутной рекой, чтобы потом, совершив извечный круговорот, вновь очутиться на Ice Cape в виде новоиспеченного белоснежного чистого льда – того, что ещё предстоит нам увидеть.

Продолжение следует…