Как я уже говорил, Фил Ларднер делает свой самолетик-планер из карбона, но обтянул крыло тряпочками. Вот страничка, которую он посвятил системам покрытия поверхностей крыла (тряпколета). Я ее обязательно переведу на русский язык с пояснениями всех тонкостей – как и почему делают именно такие поверхности, и какие материалы используются с точки зрения именно Фила Ларднера – потому как это его исследование. Мне оно тоже интересно, но постольку-поскольку. И, тем не менее, мы это сделаем для всех желающих. Но позже.
А сегодня хочу предложить к просмотру переведенный и опубликованный новый эпизод сериала «Полностью Карбоновый Дракон». Прошу к экранам, друзья, устраивайтесь поудобнее 🙂

Еще одно видео – этот эпизод о том, как Фил покрывал крылышки Дракона полиэстерным дакроном (забавное буквосочетание, не находите?) Stewart Systems SuperFlite 1.8oz

Не устаю удивляться! Прелесть ведь в том, что все это, абсолютно все, сделано ОДНИМ человеком. И не очень авиационно-подкованным, а, если быть точным, то и совсем никак…

Мне пишет уважаемый коллега по поводу работы Фила:

… раз уж пиаришься в самолётостроении, отредактируй сюжет правильно с точки зрения технологии. На любой процесс работы с композитами, есть свои требования и нормы, рекомендации. Мы же учим подрастающее поколение. Или уже отросшее что одно и то же.
Я Вам приведу пример. Стабилизатор АИ-10, цельнокомпозитное изделие. Корочки стабилизатора, представляют собой сэндвич панели. Каждая из них (верх/низ), два слоя стеклоткани, пенопласт и опять два слоя стеклоткани. Куда уже проще. Нюанс в том, что два из четырёх слоев ткани, укладываются под 45 градусов к оси лонжерона. А два по 0 и 90 градусов. Так определил конструктор из расчёта на прочность. Работник композитного участка, имеющий диплом технолога композитного производства категорически настаивает на укладке ткани вдоль рулона, т.е. под 0 градусов к оси лонжерона. Т.к. такой способ, позволяет раскроить каждый слой полотна ткани из одного цельного куска. Что, в свою очередь, позволяет сэкономить общее количество ткани. Вот только соответствующие нагрузки, такое оперение, будет держать, мягко говоря – как-то так. Я вот и подумал, что наш «профессионал» композитчик, учился видать по таким же видио сюжетам общего содержания, не вдаваясь в основы работы с композитными материалами.
Показывать, что кто-то смог сделать что-то, что до этого сам же не делал наверное интересно, для тех, кто привык думать, что всё в этой жизни просто. Просто — ЧИК и склеил, и полетел. Ладно сам собрал и сам полетел. А ежели кто то повторит, да при торцовке лонжерона на циркулярке, раскромсает торец лонжерона, а при окончательной сборке с кессоном, в эти трещины смола не затечёт…
Композиты, очень не простая вешЧь для трах, бах и вот вам самолёт. Требуют особой культуры в технологическом плане и особых навыков. Возьмите к примеру лист 1х1 метр алюминиевого сплава 1 мм толщиной, и лист переклейки из 4-х слоёв стеклоткани, той же толщины. И изготовьте, к примеру заготовку 100х100 мм используя гильотину, ножницы, ленточную пилу и т.д. Алюминиевый сплав будет требовать гораздо меньше технологических нюансов при этой операции, чем композитный материал. И поэтому показывать работу при таких операциях с композитами, надо с предварительной отработкой сюжета. С указаниями особенностей. Прежде всего для безопасности использования в готовом изделии, и для того, что бы меньше в мире было таких горе специалистов как, временно наш, технолог-композитчик.

Очень интересная беседа, и тема затронута совершенно правильно. Но давайте вернемся на грешную землю. Нет и не надо никаких нормативов тем, кто сам себе делает что-то для себя. Нужны общие положения и общие правила. Прежде всего, правила безопасности. Охраны своего собственного труда и своих инвестиций. Остальное – количество композита, заложенного в сэндвич, расположение волокон, длительность и параметры сушки – это все от лукавого. У каждого, можно сказать, свое. Мы не говорим сейчас о строительстве Boing’ов,  Aerobus’ов, Cirrus’ов или Icon’ов. Там другие требования. Мы говорим о нас с вами – j простых доморощенных самодельщиках. Которые на свой страх и риск делают себе самые разные игрушки – что-то изобретают, что-то пилят, что-то чертят в самых невероятных домашних условиях. У некоторых из них что-то даже получается…

Так вот, композитчику из вашего примера я бы лично посоветовал немедленно бросать раскрой из стекловолоконных материалов, а заниматься углеволоконными. Сразу и навсегда. И раскраивать не четыре слоя (стекло) ткани, а всего один слой угля (там, где надо четыре слоя стекла): сэкономит и время, и деньги, и материал. И пробовать инфузию – точно таким же методом, как и абсолютный «чайник» Фил Ларднер. Ну и что, что он использовал мешки по нескольку раз? В конце-то концов у него ВСЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. Вы еще увидите, как и что он делал в более новых эпизодах, которые я уже перевел, а ребята как раз публикуют.

Все это путь экспериментальной авиации. Замечательно, что у нас есть на что посмотреть. Самому Филу пять лет назад было смотреть СОВЕРШЕННО НЕКУДА. Вот и бился он в поисках своих каких-то особенных идей. А у нас зато есть замечательная возможность порадоваться и за него и самим намотать на ус, как и что лучше делать.

Да, а теперь об алюминии. немножечко. Половину моего гаража для строительства самолетов занимают всяческие гильотины, ножницы гибочные фрезеровочные и пр. пр. пр. станки. Дорогущее и очень «умное» оборудование, которое, в общем, уже и не надо никому. И, вы не поверите, ничего этого нет в маленькой каморке у Фила Ларднера. Это его каморка из кирпича – своего рода прототип моей идеи о мобильном заводике – помните, я как-то о нем рассказывал? Тесная, без особого светораспределения – ну чисто контейнер и все. Вакуумная система, стол и куча легких мобильных материалов, которые, конечно, можно раскроить на лазерном станке в соответствии с грамотным волоконным положением и системным покрытием защиты от распушенности – и все это аккуратненько, по науке сложить в мешочки с указанием, как и куда укладывать тот или иной лоскуток, в каком направлении к уже собранной матрице внутри заводика. Того самого, передвижного, под названием KITSTER, который можно заказать для своих нужд, поработать в нем и отправить себе на склад, оставив нужные аккуратно сделанные детали. Осталось дело за малым – придумать сам самолетик и внедрить его в этот процесс.

В принципе, все так или иначе будет сводиться к следующим рабочим моментам, которыми мне бы хотелось поделиться с нашими интернето-наблюдателями. Мы тоже начали делать наши ребрышки в совершенно зажатых условиях мини-квадратуры места поверхности, но все-таки мы не стоим на месте. Надеюсь, я скоро уже продемонстрирую вам наши первые, а оттого жалкие попытки вакуумного прессования наших деталей.

А пока разрешите продолжить сериал от Фила Ларднера, который мы со-демонстрируем через океан с ирландской самодельно-персональной группой строителей Карбонового Дракона.

Еще две серии сегодня – первая из них расскажет, как Фил делает инфузию в своем сарайчике –

а вторая серия детально описывает, как Фил со своей командой из себя одного-любимого делает нервюрки, и как они получают свой необычно цельный вид –