Гляньте, какое интересное корытце с моторчиком  –

У этого корытца (или даже летающего надувного матрасика) даже колесики есть, во как 🙂

Тоже «метелка», только с Rotax’ом. Называется Catalina NG


Даже Hirth поставили на это корытце… Круто итальянцы жгут, прям по полной программе!

Что я лично могу сказать, бегло просмотрев несколько обзорных экскурсий глазами зарубежных гостей на выставке AERO 2018 Friedrichshafen? Скромненько, но… со вкусом. Были представлены парочка хорошо известных проектов из далекого прошлого и, к большому интересу, появился Борей. Как мне кажется, все-таки это было первое (правда, я могу ошибаться) появление самарских ребят на выставке такого уровня. По параграфу из приведенной статьи можно ожидать, что рынок находится все еще в фазе инфантильности, и есть время на подработку. Финский ATOL, венгерский Awana мы уже показывали как-то. Новая «старая» лодочка из Германии Equator Гюнтера Пошеля (бывшая компания Pöschel Aircraft) возродилась в новом образе и привлекла внимание публики. А его норвежского брата Equator P2 мы и так рассматриваем отдельно.

Да, это действительно просто шоу. Но именно в этом ключе и таится то самое творчество, которого, увы, никаким рукоблудием не заменишь. Потому как рано или поздно любой расцвет полета сопротивления материалов разбивается о простую проблему – а где взять … Причем, что именно брать, может, кто и знает, но совсем не те, кто за все за это платит.

На примере наших наук скажу так – у нас заказчик ВСЕГДА прав. Даже если он идет вразрез с законами перегиба балки. Потому как ДЕНЬГИ однозначно заменяют устойчивость, гибкость, прочность, а вместе с ними и умножение, деление в столбик или в линеечку, сложение и, главное, вычитание. И у нас заказчик знает, сколько будет дважды два. Мы же стоим и молчим, улыбаемся и ждем, как он решит… Вот скажет, что пять – мы точно сделаем такую программулину, чтобы дважды два было пять.

А вообще, вся эта история, вернее, предыстория – всего лишь предложение к сотрудничеству и к диалогу. То, что я предлагаю, называется именно сотрудничеством. Берем (как только я окончательно въеду в ангар и размещу там видеоаппаратуру) реальное время показа нашего производства, и каждый желающий, если захочет, сможет заказать именно такую, например, нервюру, какая ему нравится. А я ее именно по тому способу, который он мне укажет, у себя и изготовлю. Вживую. Материалы есть, станки налажены, температура поддерживается, какая надо, влажность будет обеспечена. Останется – ЛЮБОМУ ЖЕЛАЮЩЕМУ заказать, как он хочет сделать следующую нервюру. Отработать, так сказать, самый лучший процесс в режиме онлайн. Кстати, именно в таком режиме мы и делаем все наши софтверные прибамбасы – мы тут, китайцы в Китае, индусы, соответственно, в Индии – и мы все дружно вершим самые наисложнейшие системы. Вместе, сообща…

Да, все, что делалось вплоть до сегодняшнего дня, можно было назвать вступлением. Вы все сами видели – как, где и в каких условиях мы начинали. Сегодня уже совсем другое дело. У нас (в том числе и благодаря нашей многоуважаемой интернет-аудитории) появились станки, материалы, оборудование, место под солнцем… Так или иначе, все, что было до сих пор, сделано, образовалось на глазах у изумленной публики «из ничего», из миража. Точно так же все это может образоваться в любой точке мира. И получить свою какую-то особенную жизнь. И можно, конечно, разводить абсолютно бесполезную болтовню, но можно вместо нее поучаствовать и показать, кто на что способен. Возьмите на себя смелось, и скажите мне (ну и, прежде всего, самому себе, конечно): «Андрей, вон стоит банка с краской. Возьми кисточку, макни в банку и покрась вот эту деревяшку». Я для вас ее покрашу. А вы посмотрите и скажете: «Хорошо», ну или «Крась еще». Вот и вся идея создания клубного самолета.

Да, кстати, самолетик так и получается – по одной нервюрке, по одному листу пенопласта, по одному винтику… И если все это делать в определенной последовательности, то никуда не денешься – через стопяццот секунд обязательно получится самолет.