Дорогие мои коллеги, в чем была сила конструкторской документации во времена, когда мы все учились, и некоторые из нас становились инженерами? Нас учили создавать структурную последовательность неких файлов на бумаге имени Ватмана (это таки, кстати, имя собственное) формата А1 (А2, А3 А4) карандашом или тушью (для особенно продвинутых специалистов, знающих что это за игрушка такая – рейсфедер) для многократного воспроизводства этих файлов в производственном процессе. Эти файлы сворачивались в трубочку, помещались в тубус или упаковывались в папки-скоросшиватели и хранились на полочках в разного размера, но чаще огромных складах под названием «Отдел технической документации».

Я думаю, что эта информация известна бОльшей части моих читателей, потому как все мы, так или иначе, работали в подобных структурах лет так …дцать  тому назад. Мне повезло, наверное, больше многих – я работал в КБ (конструкторском бюро),  пусть даже и специальном КБ под названием «Молния».

Итак, далее. После вычерчивания некоей детали, сворачивания чертежа в трубочку и помещении его на полочку происходила система воспроизводства этих чертежей в некую деталь. Как? – спросите Вы. Очень просто: по некоему требованию с полочки под номером 36 в четвертом ряду седьмой комнаты доставался тубус, из него извлекалась заветная бумага с изображенной на ней деталью, переносилась в закрытый «Отдел копирования», и мы получали ужасную копию – «синьку» (ну, не отдавать же в грязный цех замечательную копию сделанную КТН в должности старшего инженера, прям чесслово). «Синька» после этого попадала в «Цех». В цеху Василий (он же Гоша, он же Юра, он же Гога и т.д.), слесарь 6-го разряда, делал по мотивам ужасной «синьки» на свой лад заветную деталь в количестве 120 тыщ штук. И, в конце концов, мы получали двигатель НК-33.

Я привел правильную последовательность действий работы среднестатистического советского процесса изготовления ракет по ГОСТ-ам? То есть, на самом деле бумага Гоге (или Гоше, или Юре, или Василию) была нужна весьма условно, ведь: «Ты лучше покажи, че сделать-то надо, а не «синьку» свою тут мне под нос засовывай…».

Мы же сегодня должны до самого минимума сократить переход от вычерчивания «супертушью» «супердеталей» и хранения чертежей на полках до прихода необходимых фондов и разрешений на производство. Наша с вами задача – подробно объяснить Гоше (Гоге, Юре, Василию), чего мы хотим. А желательно еще и показать, как он это будет делать. Мы же хорошо знаем, что чертить все это мы будем в SolidWorks’е, а Вася (Гоша, Гога, Юра) все это будет делать для себя. И это в его интересах, во-первых, быть более продвинутым слесарем с навыками инженера, во-вторых, не пить алкоголь, а внимательно семь раз отмерять то, что он будет один раз резать.

Вот и все. Это в простом исполнении и есть путь, по которому мы будем передавать нашу документацию нашим потребителям. В случае же с композитами ознакомительные видеофайлы заменят нам всю тубусно-ящечную бумаго-заменительную систему. Нам предстоит просто шаг за шагом показать вышеупомянутому Васе последовательность его действий. И он всегда сможет, если запутается, посмотреть еще раз или позвонить и спросить: «А че это за фигня вон там справа в углу такая зеленая?».

Я уже как-то излагал вышенаписанное, и мне возразили: «Для квалифицированного рабочего лучшим объяснением является чертёж + технологическая карта, а вы м-р А.Веггер предлагаете перенести бесконечные бла-бла-бла в цеха?…».

Мой ответ: а нет никаких цехов, нет и не надо. Именно из-за этих самых цехов и трижды-четырежды усложненных последовательностей овердизайна и стоит в ступоре весь бесконечно раздутый штат бездельников, не знающих, что же делать. Предлагаю не полениться и посмотреть таки все видео  (или тут) от Питера Мюллера (Peter Muller), которые я перевожу параллельно с нашим здесь внимательным рассуждением. Так вот, Питер никаких особенных тубусов не хранит нигде, а сидит в малюсенькой каморке в углу небольшого ангара и рассказывает о своих системах, которые на порядок сложнее всего того, что я видел в последнее время . А у него даже не слесари, а трое пацанов-студентов, один пенсионер в очках и инженер-технолог, который сам занимается композитами. И все… А документация – вот она – 93 файла (число постоянно изменяется) подробной демонстрации, что и как делать после того, как его шибанет метеоритом.

Да, не помню, говорил ли я, что по профессии этот Питер Мюллер – инженер-электронщик, т.е. он самолетостроитель «от сохи», а, тем не менее, даст очень большую фору «знатокам кораблестроения».