Блог Андрея Веггера

О полетах и строительстве летательных аппаратов своими руками

Амфибии скучные?

Пол Берторелли опубликовал интересную заметку «Why Seaplanes Are So Boring» о том, почему летать на амфибиях «так скучно».  Конечно, это саркастический вопрос. И я постарался перевести статью в стиле изложения автора – очень живом, с бесподобным языком повествования.

Почему амфибии такие скучные

Автор: Пол Берторелли (Paul Bertorelli)

(11 февраля 2018 г.)

По нормальным авиационным стандартам амфибии скучны до чертиков. Они медлючие, жрут до фига бензина, не очень грузоподъёмные, потому как сделаны как лодка или две с крыльями, и так же, как лодки, их надо надувать, чистить от ржавчины и все время мыть. И кому, скажите, все это надо?

Но для тех членов клуба, кто все-таки летает на них, эти летающие лодки или плавающие самолеты до сумасшествия прикольны. И, как мне кажется, я знаю, почему. Менее всего это по причине полетов на какие-нибудь озерки в глуши на рыбалочку или заплывания куда-нибудь к причалу какого-нибудь летнего коттеджика… Гораздо больше все это потому, как воздух, ветер, вода и самолет – все вместе объединяются – и у пилота захватывает дух. Другими словами, забава, которая становится доступна в гидросамолетах, происходит на тех высотах, что щекочут нервы. Я понял. Я просто не один из них.

Все это происходило со мной на прошлой неделе, когда я на пару деньков залетел в г. Таварес, шт. Флорида (Tavares, Florida) на небольшую прогулку, организованную на самолетах Searey Elite с Робом Галлоуэем (Rob Galloway) – владельцем компании «Brothers Air and Seaplane Adventures», одной из тех, кто специализируются на присвоении квалификаций летчикам гидросамолетов. Конечно, я добавил к своему сертификату звание спортивного пилота на амфибийных самолетах. Если бы я не был уж слишком таким жадюгой, я бы, наверное, добавил бы и SES-квалификацию (АВ: Single engine SeaPlane – это сертификация для полетов на поплавках сертифицированных частных пилотов), но и экзамен влетел бы мне в копеечку, и мне совсем не нужен утопающий самолетик-корыто. Но мне надо было сделать ревью для издания, соответственно, в таком ракурсе получить сертификатную подготовку вполне уместно.

Почти шесть часов времени палок-и-педалей-между-ног за два дня перекроили мое отношение к аргументации, которую приводит в своих видео Icon, что ее гидросамолеты похожи на реактивные лыжи с крыльями или нечто подобное, интерпретированное авиационными иллюминатами о том, что же это там они себе делают. Ну, в общем, да – когда там, посреди озера, ты делаешь крутой вираж захода на скорости в 45 миль в час ко всем чертям собачьим – да, это очень похоже на катание на лыжах. Разумеется, для этого требуется больше навыков, а последствия ошибочных действий намного дороже будут, но сходство неоспоримо.

И тем из вас, у кого низкий полет вызывает потные ладошки, наверное, надо бы все-таки летать не на амфибиях или продолжить свое развлечение в другом месте. Что же я нахожу действительно захватывающим в отношении маленьких амфибий, таких как Searey – это то, что парить как бы на посадке начинаешь через секунду-другую ПОСЛЕ того, как, вроде бы, должен был уже катиться по поверхности, замедляя движение. И только после разворота видишь, как все было. Ты думаешь, что садишься на короткую взлетно-посадочную полосу, и там всего-то 500 футов на все про все, а там раз – и кончилось. Даже на 65 милях в час вода бросается в глаза таким потоком, как будто ты после кошмарного сна вдруг просыпаешься весь в поту, прямо перед моментом, когда уже вроде бы вот-вот и хряснешься об опору моста со всей дури.

У меня обычно нет проблем с оценкой высоты, на которой парим над землей, но даже на это мы потратили целых 10 минут перелета над рекой, пытаясь зацепиться за что-нибудь глазами. Мне казалось, что мы где-то в футе над водой, а на самом деле мы летели где-то на пяти футах. (АВ: 30 см против 150 см). Ну, в натуре чувствуешь страх за себя, как будто вот-вот треснешься яйцами об пол, и мало не покажется. «Ты не бойся – бейся» – посоветовал мне Галлоуэй, немного наклонил нос вперед, и переход вниз свершился милостью Божией. Позвоночник хрустнул, и я клюнул вниз на 6 дюймов до конца всего учебного полета.

Если обучение на простом самолетике набивает оскомину на сваливании и аварийном приземлении, то эквивалент на амфибиях – это «зеркалка» и приводнение на гладь. Подразумевается, что надо как-то угадать прикосновение во время такой ровной водички с неподвижным изображением, что никак невозможно просто оценить расстояние до нее. Учиться этому нелегко, потому как сама вода в таком состоянии – не очень обычное дело. Дуновение ветерка, волны от лодки или простой плевок птичьего помета поднимает достаточно волны, чтобы оценить расстояние. Керри Рихтер (Kerry Richter), который разработал дизайн Searey, рассказывал мне что флоридские пилоты возят с собой мешок с апельсинами и бросают их под самолет, чтобы наметить посадку и поднять волну.

Приводнение на «зеркальную» воду должно быть длительной, утопающей типа слива в ручеек пробежкой с плавной глубиной миллиметрового снижения до момента, пока днище не коснется воды. Требует офигенного терпения и микроскопического перемещения дросселя газа. Я этого никогда не делал и теперь страдаю.

Сама территория вокруг Тавареса носит название Озерного района (Lake District) совсем не зря. Там десятки озер. Некоторые из них ограничены деревьями, что прекрасно для некоторых амфибийных маневров, особенно моего излюбленного – посадки на ограниченную воду. Смысл в том, что надо низко подлететь к деревьям, заглушить мотор и пустить нос в нырок как можно ближе к деревьям над водой. Я обнаружил, что Searey просто бестолково, но великолепно ныряет вперед. Вместе с выпущенными закрылками, нацелившись в определенную точку на воде, он летит как по рельсам. Мне еще нравится задурманить весь хвост по максимуму, шаркнуть по верхушкам деревьев, вырубить мощность двигателя до нуля и нырнуть как-нибудь с брызгами со всей дури. Я бы это делал целый день. Неописуемое удовольствие.

Ну, конечно, немного рискованное удовольствие – как же без этого? Всегда есть вероятность, что недооценишь подлет и упадешь на деревья или переоценишь дистанцию и окажешься на другом берегу. Именно поэтому мы практикуем эти вещи. И вообще, все же знают, что все говорят о МиГах и Алее МиГов.

Если говорить о процедурах, то полеты на амфибиях замедленные, похожие… ммм… на запор по сравнению с нормальным пилотированием в аэропортах. Никаких тебе особенных по-немецки вычурных строгостей, из-за которых там им всем назвездюкали полные штаны огуречного мяса. И никаких тебе претензий из-за того, что снизился на 250 фт над кораблем при заходе на посадку. В общем, и трафик не сильно уж и прикольный, если не считать те самые вездесущие jet skis. Наверное, это самый большущий прикол такого полета – аттракцион полностью бесконтрольного полета – подурачиться в свое удовольствие как раз на границе воды, воздуха, ветра и самолета, врывающегося во все это.

Ну и как? Захотелось полетать на полусамолетике под названием Searey?

Назад

Что творится по соседству

Далее

Изыскания в области покрытий

  1. Oleksandr

    Написано живо и эмоционально. Даже порулить захотелось.

  2. Viktor Borecky

    Сижу и стону, аж слюни текут… Тоже хочу так!

Добавить комментарий для ANDREY VEGGER Отменить ответ

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén